421fe297     

Белинков Аркадий Викторович - Из Архива



Аркадий Белинков
Из архива
Задолго до столетнего юбилея
Задолго до того, как в России отметили сто лет со дня рождения Юрия
Карловича Олеши, а именно на излете 60-х годов, когда оттепель с ее
полусвободой кончалась, Аркадием Белинковым была написана книга "Сдача и
гибель советского интеллигента. Юрий Олеша".
Совсем не случайно имя писателя стоит в конце названия: автор делает
акцент на том, что Олеша - один из рядовых участников в повальном процессе
оскудения советской литературы. Белинков собирался также предпослать книге
предисловие, которое хотел назвать "Был хороший писатель...", сделав ударение
на слове был. Причину потери (или, вернее, растраты) дарования Белинков
исследовал на протяжении чуть ли не тысячи машинописных страниц: "Я написал
книгу, в которой пытался рассказать о том, что советская власть может
растоптать почти все, и делает это особенно хорошо, когда ей не оказывают
сопротивление. Когда ей оказывают сопротивление, она может убить, как убила
Мандельштама, может пойти на компромисс, как пошла с Зощенко, и отступить,
если с ней борются неотступившие, несдавшиеся художники - Ахматова, Пастернак,
Булгаков, Солженицын. Юрий Карлович не оказывал сопротивления советской
власти". Завершив книгу, Белинков заявил: "Я не люблю своего героя, - и
добавил - потому, что он не был третьей силой".
Как это характерно для критика, который всегда расходился с общественным
мнением страны советов о том, что все на свете прекрасно!
Лишенная юбилейного глянца, книга Белинкова легла на полки российских
книжных магазинов сравнительно недавно, за два года до столетнего юбилея. 1
За Юрием Олешей укрепилась безупречная репутация: он создал мир
прихотливых, причудливых метафор, надолго замолчал, чтобы избежать лжи, и,
будучи завсегдатаем ресторана "Националь", собрал вокруг себя круг беспечных
остряков - нечто вроде привилегированного клуба... На фоне юбилейных
выступлений книга Белинкова с именем сдавшегося Олеши на обложке выглядела
диссонансом. Современные критики удивляются нелицеприятной оценке, которую
Белинков дал виновнику торжества.
Возможно, они или невнимательно прочитали "Сдачу и гибель...", или, скорее
всего, пренебрегли обращением автора к своему читателю: "Задачу историка
литературы [я] вижу не в анализе выдающихся художественных образов и творений,
а в исследовании причин, определяющих возникновение и характер художественного
произведения, строго зависимого от взаимоотношений художника с обществом... Я
забыл сделать одну не очень существенную, но имеющую некоторое значение
оговорку: мой герой иногда бывал все-таки получше других героев эпохи... [мой]
выбор... вызван чисто методологическими соображениями: для того, чтобы вы
поняли, что уж если этот таков, то каковы же другие!"
До того, как приняться за рукопись "Сдачи и гибели...", ее автор хлебнул
тринадцать лет ГУЛАГа. Он расплачивался за то, что думал и писал не "как все".
Умер он, не дожив даже до пятидесяти и не увидев свою работу напечатанной.
Оказалось все же, что не только рукописи, но и архивы писателей живут дольше
их самих.
Белинков предполагал, что в главе "Собирайте металлолом" он достаточно
убедительно объяснил, почему он написал книгу о сдавшемся писателе и почему
выбрал Олешу в качестве модели. Поэтому он вынул из рукописи несколько
страничек, показавшихся ему излишними. Написанные более тридцати лет назад,
они выглядят как ответ на только что отзвучавшие юбилейные статьи об Олеше.
Пришло время изъять их из архива и



Назад