421fe297     

Белгородский Юрий - Палач



Юрий Белгородский
ПАЛАЧ
Аникин работу свою считал хотя и простой, но очень ответственной. Сам
тоже был человек простой, "от сохи", как он любил выражаться, и поэтому
признавал простые правила жизни и поведения.
В пище он был неприхотлив, очень уважал наваристый украинский борщ,
который ему чуть ли не ежедневно готовила жена, к работе относился
серьезно, хотя частенько приходилась задерживаться до утра, что было
довольно утомительно. Форму свою содержал в порядке: сапоги всегда до
блеска начищены, непременно свежий подворотничок, для чего в сейфе вместе с
оружием держал иголку с ниткой и чистое полотно.
Вот и сегодня, усталый, но вполне довольный собой, на исходе ночи или,
скорее, в начале раннего утра, он вылез из машины, развозившей сотрудников
по домам и, подгоняемый солеными шутками в свой адрес и жены, отправился
домой.
Там его ждала заботливо укутанная одеялом кастрюля с еще горячим борщом
и бутылка с белой головкой. Аникин налил полный стакан, выпил и съел
тарелку борща. Потом полез в теплую постель и стал обнимать жену.
В это же самое время (конечно, если учесть релятивистскую сущность и
обратимость пространственно-временной структуры) двое молодых ученых
обсуждали предполагаемый ход задуманного ими эксперимента. Это тоже
происходило поздней ночью или, скорее, ранним утром, и такое позднее время
объяснялось тем, что заведующий лабораторией вот-вот должен был приехать из
отпуска, а им хотелось провести некие незапланированные и никем не
санкционированные этапы эксперимента.
Более молодой и более горячий быстро расхаживал по лаборатории и в
чем-то убеждал по всей видимости не вполне убежденного друга.
- Уверяю, тебя, Семен, никакого риска. Сам посуди. В архиве ты сам
видел в личном деле: "Погиб при исполнении служебных обязанностей". Но
поскольку нет никаких сведений о месте захоронения, а есть косвенные
свидетельские показания, что похорон не было, скорей всего с ним
расправились так же, как и с тысячами других сотрудников. Это же живые
свидетели преступлений.
Его собеседник пригладил роскошную ассирийскую бороду.
- Если нет риска, почему не подождать шефа?
- О чем ты говоришь, - замахал руками младший. - Ты же сам знаешь, что
сейчас налицо самые благоприятные обстоятельства. Все говорит о том, что
данная точка пространственно-временного континуума вот-вот подойдет к
пучности квазивременной структуры и лам сам бог велел провести эксперимент.
К тому же прецедент уже был. Помнишь ту лошадь?
- Бога нет, - Крис, - вздохнул Семен. - А этот Аникин все же не лошадь,
а человек. А на транспортировку человека нечего и думать получить
разрешение.
- Давай сделаем так, - сказал Крис. - Внедрим в его окружение
камеру-передатчик. Ведь мы не знаем даже, что у него за обязанности в этих
"органах".
- Ну, ладно, - сдался наконец Семен. - Внедрим. Хотя, я думаю, у него
скорей всего какая-то незначительная работа, бумажки где-нибудь
перекладывает и подшивает.
- Возможно, возможно, - быстро согласился Крис.
- Но вот и интересно понаблюдать за таким средним человекам, простым
исполнителем, чтобы понять все, что случилась в те годы.
Ни Аникин, ни его жена не услышали, как зашевелилась повешенная на
спинку стула гимнастерка хозяина, втянулась куда-то невидимым потоком и
сама стала невидимой, а через некоторое время вернулась на прежнее место. И
лишь только очень внимательный взгляд определил бы, что одна из пуговиц на
ней немного отличается от остальных.
Аникин пошел на работу только после обеда. На



Назад