421fe297     

Беленький Марк - Разговор О Нзерекоре



Марк Беленький
Разговор о Нзерекоре
Последний раз я искушал Потапова по телефону. Сахар Медович, я пел
соловьем и вился хитрым змием. Борис посмеивался. Такая у него манера -
посмеиваться.
Я корил Потапова эгоизмом, обвинял в злостном сокрытии от общественности
интересных фактов его биографии. Я ссылался на прецеденты. Вот вышла книга
поляка Аркадия Фидлера о Гвинее, где четко сказано: "Нзерекоре - это влажные
дебри плюс сплошные чудеса". Так неужели не настала пора самому Борису
рассказать о Нзерекоре и его чудесах читателям!
Но все было напрасно. Неразговорчивый Борис по-прежнему отшучивался.
Через некоторое время мы встретились, когда через Москву проезжал кто-то
из "африканцев", работавших с Борисом на лесокомбинате в Нзерекоре. Было много
народу, много шума, много воспоминаний, успевших обрасти даже легендами.
Но что же было на самом деле? По мере отдаления Африка, время, проведенное
там, представлялись все более нереальными в морозной Москве. Резкая смена
декораций отодвинула череду тогдашних будней в область...
- Преданий?
...Нет, не преданий, конечно. Но как бы отстранила от нас самих этот год,
два или три, прожитые в Африке. Нам все больше казалось, будто это было не с
нами, что все это мы увидели на экране, где в вековом тропическом лесу
почему-то оказались персонажи, удивительно похожие на нас.
- Ты прав, надо записывать, - поддакнул "африканец", который отправлялся
сейчас на строительство в Афганистан. - А то ведь как получается? Просят меня
-расскажи, как было в Нзерекоре. Начинаю, а сам все про объект, про объект.
Потому что, когда работал, думал только о деле, как успеть, чего не хватает.
Крутишься, как заводной. А надо как? Увидел, записал в дневник, хоть несколько
строчек. Под старость прочтешь.
- Правильно, - невозмутимо сказал Борис. - Вот я, например, записал
кое-что о специфике строительства объектов в джунглях. Правда, некоторые ее
называют "чудесами"...
Делаю вид, что меня это не касается.
Помните мост через Диани?
Это который ты построил? - вырвалось у меня.
- Организовал строительные работы и вел технадзор,- раздельно произнес
Борис.
- Пожалуйста, никаких преувеличении, никаких чудес. Только факты.
Встреча происходила на квартире у Бориса, и, поскольку очевидцами
организации строительства и технадзора на реке Диани были не все - многие
приехали в Нзерекоре позже, - Борис согласился рассказать об этой любопытной
истории.
Муссон ждали как манны небесной после нескончаемой жары. За несколько
недель до его прихода начинали бить зарницы, освещавшие все вокруг, как блицы
фотокамер. Деревья, весь сухой сезон напрягавшие силы, чтобы не зачахнуть,
растерявшие свои жухлые листья, вдруг покрывались перед муссоном яркими
цветами. Выглядело это абсолютно нереально: растрескавшаяся земля, сухие русла
речушек - и эти цветы...
Откуда-то появились резкие, пряные запахи, как в перечном ряду на рынке.
Наконец поднимался горячий ветер - явный признак того, что избавление близко.
Но именно это и делало последнее испытание особенно невыносимым. При езде на
"газике" воздух уже не обдувал, а обдирал лицо, сушил гортань.
Даже птицы переставали петь в джунглях. Только пулеметными очередями
рассыпались цикады. Лезвия слоновой травы с кинжальным скрежетом терлись друг
о друга.
В это время поджигали саванну у кромки леса, чтобы лучше росла молодая
трава. Наступала пора огненной охоты. Дымы тянулись высокими колоннами к небу,
выгоняя из кустарника живность-опрометью неслись пальмовые кр



Назад