421fe297     

Белецкий Родион - Звук Позади Самолета Или Разговор, Которого Не Было



Родион Белецкий
Звук позади самолета или Разговор, которого не было
(трагикомедия)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
ИГОРЬ - мужчина 29 лет
ГЕРОЙ - мужчина 31 лет
На сцене стоит Герой. Входит Игорь.
ГЕРОЙ: Привет, Игорь.
ИГОРЬ: Здорово. Как ты?
ГЕРОЙ: Нормально. (пауза) Мне так жалко, что это случилось.
ИГОРЬ: Да, перестань. Расскажи лучше, как дела у тебя?
ГЕРОЙ: Нормально. Хорошо дела. Ребенок растет. Сказал, "папа - кака".
ИГОРЬ: Прямо так и сказал?
ГЕРОЙ: Да.
ИГОРЬ: Классно. А как семейная жизнь?
ГЕРОЙ: Супер. Мне очень все нравится. Знаешь, я на самом деле сейчас
сдерживаю слезы.
ИГОРЬ: Да, перестань. Ну, что, в конце концов, случилось. Ну, умер
человек.
ГЕРОЙ: Мне сказали об этом Гирин и Веревкин. Они, вернее, мы случайно
встретились. Они оба такие толстые. Пошли в кафе, на второй этаж. Я себе
кофе взял. Веревкин за меня заплатил. Ну, мы там говорили о всякой ерунде.
Веревкин хвастал, что высотный дом строит. Что еще в Крыму квартиру себе
купил. А я спрашиваю, как там наши общие знакомые? Зорин как? А они мне, он
умер, говорят. Так просто, он умер. Это мне про деда так же сказали. Звонит
тетка из больницы и говорит, мальчик, ты Ивану Ефимовичу кто? Я говорю,
внук. Так вот, она говорит, мужайся, твой дедушка умер. Умная, офигеть. У
тех, кто о смерти говорит, всегда интонация одинаковая, и выражение лица.
Они, наверное, в этот момент думают, что они самые главные.
ИГОРЬ: Наконец-то я слышу нормальный тон.
ГЕРОЙ: Пойми, мне сложно не переживать вообще. Представь себе, ты
узнаешь, что я умер.
ИГОРЬ: Ну и что?
ГЕРОЙ: Ничего. Странный ты. Скажи, а как там?
ИГОРЬ: Не скажу.
ГЕРОЙ: Это все равно, как, когда ты был жив, я тебя спрашивал, Игорь,
чем ты занимаешься? А ты отвечал, да, неважно, давай, о чем-нибудь другом
поговорим.
ИГОРЬ: Давай, о чем-нибудь другом поговорим.
ГЕРОЙ: Давай. Только я тебе кое-что еще расскажу, связанное с твоей
смертью.
ИГОРЬ: Не надо.
ГЕРОЙ: Последняя история, и больше об этом говорить не буду.
ИГОРЬ: Смотри, ты обещал.
ГЕРОЙ: Когда я узнал, что ты умер, я в тот же вечер зверски напился.
ИГОРЬ: И что?
ГЕРОЙ: И все.
ИГОРЬ: Отличная история.
ГЕРОЙ: Но ты не представляешь, как мне было плохо на следующий день.
Вот это уже история с географией. Так плохо, что я глазом не мог пошевелить.
Голова болела так, что мне казалось, что я умираю. Кстати, ты не мог бы
сказать, что там меня ждет, после смерти?
ИГОРЬ: Никак не можешь успокоиться?
ГЕРОЙ: Не могу. Интересно знать. Интересно, даже не то слово.
ИГОРЬ: Хорошо. Я расскажу. Только сначала ты мне кое-что расскажешь.
ГЕРОЙ: Торгуешься?
ИГОРЬ: Я деловой человек.
ГЕРОЙ: И что ты хочешь услышать?
ИГОРЬ: Да ничего особенного. Просто вспомнить нашу веселую жизнь.
ГЕРОЙ: А потом ты мне расскажешь?
ИГОРЬ: Помнишь, как мы ездили в Крым?
ГЕРОЙ: Ты был, я, Ушка, и какой-то парень, твой приятель.
ИГОРЬ: Андрей.
ГЕРОЙ: Точно. Еле деньги наскребли.
ИГОРЬ: Да, денег тогда не было.
ГЕРОЙ: Помню, приехали. Почти все, что было отдали таксисту, чтобы он
нас до моря довез.
ИГОРЬ: Таксист был оригинальный. Дед, под девяносто. На глазах очки,
как увеличительные стекла. Дорога-серпантин. Повороты - дух захватывает.
ГЕРОЙ: А он, гад, на дорогу и не взглянул ни разу.
Игорь и Герой садятся. Игорь впереди Героя. Игорь начинает изображать
Деда. Одной рукой он крутит воображаемую баранку, и, повернувшись,
разговаривает с Героем.
ИГОРЬ: (играя Деда) Чего, небось, за девками к нам на Юга приехали?
Девки - это дело хорошее. Только с нашими дев



Назад