421fe297     

Белецкий Родион - Соня



Родион Белецкий
Соня
(пьеса в двух действиях)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
СЕМиН ОДНОРАЛОВ
Его МАМА
ИВАН
КЛАРА
КАПИТАН ВОЖИКОВ
БАЮН
Спящие
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
Квартира СОНИ и его МАМЫ. Прихожая, переходящая в большую комнату.
Справа коридор, ведущий на кухню, слева двери во вторую, маленькую комнату.
Входная дверь прямо посередине прихожей.
МАМА с ночным горшком в руках стоит на стуле перед раскрытыми дверцами
антресолей, которые расположены над коридором.
МАМА:(очень громко кричит) Соня! Сонюшка!
МАМА бьет железной крышкой об горшок.
МАМА:(кричит) Соня! Сонюшка! Вставай!
Пауза.
МАМА:(кричит) Соня! Сынок!
СОНЯ:(из глубины антресолей) Который час?
МАМА: Девятнадцать тридцать.
СОНЯ: А день?
МАМА: Суббота. Седьмое число.
СОНЯ: А зачем мне число? Мне число не нужно.
Из глубины антресолей высовывается рука. МАМА передает ночной горшок.
Рука с горшком исчезает в темном квадрате антресолей.
МАМА: Как ты себя чувствуешь?
СОНЯ: Спать хочу.
МАМА: Я тебе курочки нажарила. С корочкой.
СОНЯ: А другого ничего нет?
МАМА: Нет, сынок, нету.
Только теперь голова СОНИ высовывается из антресолей. У него бледное
опухшее лицо. Волосы взьерошенны.
СОНЯ: Ладно, тащи. Буду давиться. Погоди. Заметила, этот придурок
сверху гитару свою ни разу не включал. Даже странно.
МАМА: Ой, Сонюшка, ты же ведь не знаешь, пропал он.
СОНЯ: Вот счастье-то!
МАМА: Жена его молодая к нам приходила. Глаза на мокром месте. В
понедельник, говорит, вышел на площадку лестничную ведро вынести и пропал.
Никто его с тех пор и не видел. Она уже и в милицию ходила - все без толку.
Говорит, что-то с ним страшное случилось. Предчувствие у нее.
СОНЯ: "Предчувствие" - ерунда все это! Погулять он пошел.
МАМА: Да на нем ничего, кроме штанов, не было.
СОНЯ: Плевать на него! Зато мне теперь никто не мешает. Я, мать, снова
эту девушку во сне видел. В белом плаще. Она со мной так ласково
разговаривала, потом подошла ко мне, за руку взяла и... тут, на самом
интересном месте, пропала она и какой-то мужик мерзкий непонятно откуда
появился. Рожа злая. Смотрит на меня, скалится, а сам, представляешь,
детскую коляску качает. Я его спрашиваю, тебе чего надо? А он скалится, и
все качает, коляску-то свою. А потом и говорит мне, хочешь, говорит, мое
радио послушать? И тут ты меня разбудила. Я так и не понял, какое такое
радио?
МАМА: Надо в "соннике" посмотреть.
СОНЯ: Ладно, давай курицу волоки.
МАМА: Бегу, бегу.
В этот момент раздается стук в дверь. МАМА и СОНЯ замирают.
МАМА: Кто там?
ВОЖИКОВ:(за дверью) Участковый.
СОНЯ моментально скрывается на антресолях, МАМА закрывает за ним
дверцы, сходит со стула, отодвигает его к стене, прячет под него ночной
горшок, подходит к входной двери и открывает ее. В квартиру резво забегает
капитан ВОЖИКОВ. На нем милицейская форма, в руках стопка книг с яркими
обложками.
ВОЖИКОВ: Где он?
МАМА: Кто?
ВОЖИКОВ: Ваш сын, Семен Одноралов, седьмой год уклоняющийся от службы в
армии.
МАМА:(заучено, как урок) Сколько лет назад, не помню, собрал вещички и
уехал не знаю куда. И с тех пор ни слуху ни духу, ни письма, ни бандероли. Я
вся измучалась, извелась. Материнское сердце, сами знаете. Ночами не сплю,
все думаю, где он, что с ним, живой ли, здоровый? Время-то нынче...
МАМА замолкает, потому что замечает, что ВОЖИКОВ повторяет ее монолог
слово в слово с теми же интонациями и жестами.
ВОЖИКОВ: Наизусть уже выучил. Где он?
МАМА: Не знаю.
ВОЖИКОВ: А с кем вы только что говорили? Я за дверью все слышал.
МАМА: Это вы телевизо



Назад