421fe297     

Белецкий Родион - Фанатки



Родион Белецкий
Фанатки
(комедия в двух действиях)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
СВЕТА БУЛКИНА - фанатка Космонавта
ВЕРКА - фанатка Космонавта
ГАРАНИНА - фанатка Космонавта
ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА - мама Светы Булкиной
КОСМОНАВТ - популярный певец
ИЗЮМСКАЯ - директор Космонавта
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
ПЕРВАЯ СЦЕНА
Воет ветер. Несет белые хлопья снега. У подъезда обыкновенного блочного
дома топчутся фанатки - Вера и Гаранина. Девушки закутаны, как пленные
французы.
Г А Р А Н И Н А. Вера, за убийство сейчас весьма надолго сажают.
В Е Р К А (передразнивает). "Весьма надолго сажают"! Ты что, не готова
отдать десять лет жизни...
Г А Р А Н И Н А. От пятнадцати до двадцати.
В Е Р К А. Двадцать лет жизни не готова отдать за своего кумира?
Г А Р А Н И Н А. Я готова, но вдруг кумир не особенно в этом нуждается.
В Е Р К А (не слушая). А если не готова, тебе здесь, подруга, не место.
Иди домой, фотографии целовать.
Г А Р А Н И Н А. Это неумно и не смешно. Я не меньше тебя люблю его.
В Е Р К А. Назови все его диски в обратном порядке.
Г А Р А Н И Н А. "Фанта для элефанта", "Непростой карандаш" и "Культ
наличности".
В Е Р К А. А "Жиртрест и Изольда" забыла?!
Г А Р А Н И Н А. Три песни нельзя считать диском.
В Е Р К А. Это три твои извилины нельзя считать головой.
Г А Р А Н И Н А. Шутка твоя бессмысленная и лишенная подоплеки. Я знаю
наизусть все его песни.
В Е Р К А. Этого мало. Мы обязаны помочь ему. Нам надо убить эту
стерву!
Г А Р А Н И Н А. Я не понимаю, ты серьезно говоришь?
В Е Р К А. Тихо.
Появляется СВЕТА БУЛКИНА - в худеньком пальтишке. Коротко стриженная,
похожая на мальчика. Она встает в стороне.
В Е Р К А. Заметила ее. Она еще полчаса назад у машин прогуливалась.
Г А Р А Н И Н А. Ей, наверное, очень холодно.
В Е Р К А. Ты ее знаешь, что ли?
Г А Р А Н И Н А. Нет.
В Е Р К А. А зачем жалеешь тогда?
Г А Р А Н И Н А. У меня такое же пальто есть. Оно демисезонное.
В Е Р К А. Ты посмотри, кругами, кругами к подъезду подходит.
Понимаешь, что это значит?
Г А Р А Н И Н А. Я драться сегодня не рассчитывала. У меня лак новый.
В Е Р К А. Хочешь, чтобы мы в очереди стояли, когда нам посмотреть на
него захочется?
Г А Р А Н И Н А (обречено). Меня легко уговорить. Такой характер
слабый.
Вера и Гаранина подходят к Свете.
В Е Р К А. Подруга, тебе чего здесь надо?
Г А Р А Н И Н А (как эхо). Да, тебе чего здесь надо?
С В Е Т А. Добрый вечер.
В Е Р К А. Ты меня не запутывай. Тебе чего здесь надо?
С В Е Т А. Я жду одного человека.
В Е Р К А. Пошла вон отсюда! Он мой!
Г А Р А Н И Н А: Наш.
В Е Р К А. Да, он наш. Ясно?
С В Е Т А. Я бы хотела его видеть.
В Е Р К А. Все хотят его видеть. Пошла отсюда!
Г А Р А Н И Н А (не слишком уверенно). Да, вон пошла.
Вера толкает Свету. Света не сопротивляется.
С В Е Т А. Пожалуйста, можно я постою здесь в стороне?
В Е Р К А (Гараниной). Это дорого будет стоить, правда?
С В Е Т А. Сколько?
В Е Р К А. Ты что, больная что ли?
С В Е Т А. Пожалуйста, можно мне остаться?
В Е Р К А. Нет. Вали отсюда.
Света поворачивается и уходит.
В Е Р К А. Ты представляешь, увидеть, говорит, хочет. Хрен тебе и
редьку! Ты подежурь сначала с мое, цветы потаскай охапками и слезами
горючими облейся, а потом и лезь!
Г А Р А Н И Н А. Вообще-то, у нее тоже глаза заплаканные.
В Е Р К А. Это разве заплаканные! Вот у меня были, когда он на Камчатку
уезжал. Щелки! Пальцами раздвигала, чтоб накраситься.
Света снова подходит к девушкам.
С В Е Т А. Я вас прошу, мне просто постоять в стороне. Один только раз
в



Назад