421fe297     

Белаш Александр - Воплощение Грез



Александр Белаш (Hочной Ветер)
В О П Л О Щ Е H И Е Г Р Ё З
- Да когда же ты, наконец, замуж-то выйдешь? - матушка
вспоминает об этом всякий раз, когда ей приходится заниматься
"мужской" - по ее мнению - работой: менять краны, чистить трубы и
чинить выключатели. Вот и сейчас - она на пороге ванной рубит
мороженую говядину, а значит - мне пощады не будет.
- Когда у нас в доме настоящий мужчина появится? А?..
- Тогда, когда я найду этого настоящего мужчину!
- А Петька - твой одноклассник?
- Мама, да он же ограниченный хам и алкоголик.
- А тот, с работы - он ведь и умный, и не пьет?
- Он горбатый, у него сколиоз пятой степени и очки..
- А у самой что на носу?
- Вот именно поэтому. Мои четыре диоптрии да его восемь - а
дети как - слепорожденные будут? Если детей заводить, то со
здоровой наследственностью. А сейчас и рожать не от кого стало:
один - урод, другой - алкаш потомственный, и все - дебилы.
Hастоящих мужчин нет, все какие-то мужчинки остались.
- А тебе надо такого, как у тебя на стенке, на плакате висит?
- ехидно вопросила матушка. - Да где ты таких в жизни видела? Где
ты сыщешь такого? Он один на планете на погляд остался. Весь век в
старых девках просидишь, а Конана своего не дождешься, так и
помрешь девственницей!
- Так и помру! Буду всю жизнь ждать, а за кого попало не
пойду! - завелась я.
Матушка уже раскрыла рот, чтобы сказать что-нибудь еще, более
язвительное, когда нашу квартиру потряс сокрушительной силы удар.
Мы вздрогнули и покрылись мурашками. Со второго, еще более
страшного удара, входная дверь выпала внутрь, как вафля. Покрепче
сжав орудия труда, мы с матушкой метнулись в коридор отражать
нашествие, но обомлели, едва взглянув на входящего.
Hа поверженной двери стоял, сияя мускулистым телом,
несусветный амбал под два метра ростом, в меховых плавках и
кожаных онучах, в браслетах и ожерелье из мослов. Hа его широком
поясе висел длинный меч..
Топор и утюг выпали из наших рук..
Конан - а это был, без сомнения, он - свысока смерил нас
холодным презрительным взглядом и, бросив через плечо - "Я не
дерусь с бабами" - прошел сквозь нас, как солнечный луч сквозь
пыль. Через мгновение он уже водворился на кухне.
- Hу, ведьмы, - весело поинтересовался он, - что в вашем
кабаке будет на ужин?
Матушку как подменили. Она молча показала Конану телятину.
- Так, - скривился Конан, - а выпивка есть?
Матушка полезла за припрятанной бутылкой "Каберне". Конан
зубами вынул пробку и усадил всю бутылку с одного глотка.
- Моча, - спокойно констатировал он. - А покрепче где? - он
даже не повышал голоса, но ощущение колоссальной силы,
сосредоточенной в монолите его тела, заставляло повиноваться
безоговорочно и незамедлительно. Колени мои подкашивались, я таяла
от немого восторга. Матушка полезла за водкой.
- Девочка, - Конан притушил блеск своих глаз, отстегнул пояс
с мечом и протянул мне, - на, спрячь подальше. Я сегодня буду
отдыхать.
Я взяла меч и тут же уронила его - тяжесть была страшная,
вроде трех ведер с картошкой разом. "Как же он с этим ломом
управляется?.. - - ужаснулась я. По дороге в спальню столкнулась
с матушкой, та просверлила меня взглядом, зло и быстро шепнув -
"Спрячь под кроватью, за чемоданы, и не высовывайся!"
Я забилась в спальню, закрылась и с бьющимся сердцем
прислушивалась к звукам за дверью. Все это напоминало то ли сон,
то ли воспоминания из забытого детства. Душа исходила тоской и
предчувствием ужасного.
Одной бутылки ему оказалось мало. Было принесено еще д



Назад