421fe297     

Белаш Александр - Остров Гвидона



Александр Белаш (Hочной Ветер)
О с т р о в Г в и д о н а
Всем пушкинутым и толкинутым
посвящается
Книжки почитать - так Гвидон прямо Ромул какой-то, не то
Моисей, по облыжному навету в воду кинутый. Очень трогательно -
взяли младенчика и сплавили по течению в корзине, или -
"засмолили, покатили и пустили в Окиян". А вы верьте, что так и
было! и что его уже мужиком в расцвете сил и с чистой совестью на
брег вынесло - где он, кстати, тотчас бросился с оружием наперевес
шакалить. Как уж он там спознался с Лебедью - то дело темное, но
был он жох - шуры-муры, то да се, окрутил девку в пять секунд и в
приданое получил двойное гражданство, как Арнольд Австрийский.
Hу, в ту пору на Остров всех принимали, без разбора, и если
ты цветом кожи соответствовал - препон тебе не было. И Гвидон
Салтанович мигом сориентировался - женина белка ему ореховой
скорлупы нагрызла на предвыборную кампанию, ядрышки пошли на
подкуп избирателей, да и у Лебеди, похоже, кой-какие связи были.
Взвился наш Гвидон, как утренняя звезда - и, глядь, его уже
венчают княжьей шапкой.
Заметим, между прочим, одну мелочь:"И нарекся: князь
Гвидон". Как звали приблуду до инаугурации - неведомо. Это для
иммигрантов обычное дело - забыть свою биографию дома вместе с
именем, отчеством и всеми судимостями. А на Острове тогда брехачей
любили, даже если они в бочках приплывали. Стряхнул морскую соль с
ушей, подбоченился - и давай всех грузить: я-де сын царя Салтана!
Глядя вслед таким удальцам, летописцы помечали в хартиях -
"волкохищный Остров". С развитием информатики сведения об
островитянах-антиподах стали несравненно полнее; откройте хотя бы
путеводитель "Курьеръ", сляпанный по образцу А.В.Суворина:
Гвидония, территория, население, столица, язык, религия,
напряжение в сети.. вот - денежная единица - лебедь, 1 лебедь =
100 цыплят, 1 рубль = 0,0002 лебедя, нац.доход на душу - 18 309
лебедей.. Кому этого мало - посмотрите еженедельную "Гвидонию с
Бабарихой" по ТВ.
При Гвидоне отдаленный Остров неслыханно процвел - недаром же
вчерашние иммигранты даже страну его именем назвали, а потом
взгромоздили в столичном порту его статую вроде Колосса Родосского
- стоит железобетонный князь лицом к востоку, вскинув в небеса
руку с факелом-маяком, а на пьедестале - немного замшелая надпись
- "Дай мне твоих обиженных, твоих униженных, твоих голодных и
холодных.."
Знал князь, откуда кадры черпать - с острова Буяна да из
царства славного Салтана, где с людей семь шкур драли; сам-то он
был умен - драл только три шкуры, а клочья оставлял на вырост. Hу
и плыли людишки - набившись в корабли, будто селедки в бочку - из
тьмы кромешной на свет того маяка.. Опять стали сказки сказывать и
легенды слагать - что вот поехал какой-то оборванец в Гвидонию, а
вернулся погостить - уже в тройке, с сигарой, с полным карманом
лебедей. Какое сердце не захолонет? какая душа не рванется туда,
под сень лебединых крыл?..
У нас же, в тридесятом салтановом царстве, все шло
наперекосяк - недаром же Гвидон от нас утек, не побоялся даже
вручную морем грести. Он, должно быть, однажды глаза продрал,
огляделся и подумал - пропадайте вы пропадом с салтанами вашими, а
кто смелый - айда за мной в Лебединую землю!
Мы тут резались в кровь из-за корки хлеба, делили выеденное
яйцо и метали жребий о шкуре неубитого медведя, а Гвидония тихо
цвела райским садом за морями, лишь изредка любопытствуя - нельзя
ли сманить от нас какую-нибудь умненькую златогрызную белку или
откусить землицы



Назад