421fe297     

Белаш Александр & Людмила - Охота На Белого Оленя



АЛЕКСАНДР БЕЛАШ
ОХОТА НА БЕЛОГО ОЛЕНЯ
Жил в одном королевстве на юге Италии король. Был у него единственный
сын, стройный как кипарис, ловкий и сильный, как молодой лев, красивый, как
месяц на небе. Больше всего на свете он любил охоту.
Вот однажды прослышал он, что на западе Италии, за десятью горами, за
десятью долами, за девятью лесами в десятом лесу живет белый олень. Взял
королевич своих егерей и поскакал на дальнюю охоту.
"Третья сказка попугая"
из сб. "Итальянские сказки"
М., "Правда", 1991 г., стр. 217
Белый Олень только что сел завтракать, когда без стука, пинком отворив
дверь, вошел Рысь. Он всегда так входил - как на загривок с дерева кидался.
- Сидит, как ни в чем не бывало, - фыркнул Рысь вместо приветствия.
- Можно подумать - Сороку не слышал!..
Олень насторожился - стрекотуха и впрямь что-то трещала на заре, но
далеко - и он не разобрал спросоня.
- Едет какой-то принц с юга, - Рысь сел на свободный табурет. - Он
тебя убить хочет.
Олень отложил ложку и с трудом проглотил то, что успел разжевать.
- Ты.. серьезно?
- Куда уж серьезней! - Рысь нервно побарабанил по столу когтями,
исподлобья глядя Оленю в глаза. - Он уже развернул базовый лагерь на Чистом
Урочище.
От Чистого Урочища до Оленьего Дола ходу было - всего ничего, если
быстрым бегом, а напрямки и того скорее.
Олень медленно поднялся, упираясь в край стола костяшками сжатых
кулаков. Хотелось крепко выругаться, но даже для этого слов не нашлось -
лишь зубы заскрипели. Рысь сочувственно вздохнул, отводя враз потускневшие
желтые глаза - плохо быть черным вестником, тягостно, противно и как-то
совестно, что не тебя пришли убить.
- Ну, спасибо, - процедил Олень, обводя взглядом небогатое, но
исправное и чистое жилье холостяка. Вот так-то, Олешка - обзавелся,
обустроился, наладил хозяйство, думал на годы вперед, а остались - минуты.
Все брось - и беги. Ты дичь - и если помешкаешь, то часть тебя пойдет на
вертел и в котел, часть скорняку, а голова чучельнику, чтобы потом
таращиться стеклянными глазами со стены над камином.
Шумно выдохнув, Олень потер лицо ладонью, сгоняя самые темные мысли.
- Я помогу тебе собраться, - предложил Рысь, - вдвоем быстрей
управимся. А то - хочешь, к Лани сгоняю, скажу, чтоб сюда не ходила, а
ждала тебя где скажешь..
- А кто сказал, что я уйду?! - со злостью обернулся Олень.
- Сдурел! - вскинулся и Рысь. - Ты что, не понял, да?! Конкретно за
тобой пришли! Думаешь - логово сменишь и все, да? Как же! Они весь лес
перероют, чтоб тебя найти!.. Уходить надо, пока тропы капканами не утыкали.
- Надо будет - без тропы уйду, - бросил Олень, наскоро запоясываясь,
а натягивая сапоги, добавил: - Пошли вместе, глянем на этот лагерь.
Рысь плюнул, ругнулся - но пошел.
Сорочья трескотня уже до всех дошла - и, завидев издали приятелей,
многие старались не встречаться лицом к лицу с Белым, чтобы не вымучивать из
себя натужно-бодряческие приветствия или того хуже - бесполезные
соболезнования. Медведь в малиннике сделал вид, что рот набит, и
неразборчиво буркнул что-то. Вепрь прикинулся, будто до самозабвения занят
поисками желудей, а мать-Кабаниха сердито прихрюкнула на деток, когда те по
наивности стали сочувственно повизгивать. Один Тур глянул понимающе и
приветливо кивнул.
На подходе к охотничей базе Олень и Рысь перешли на неслышную поступь и
затаились в подлеске.
С первой оглядки стало ясно, что принц не собирается уйти из Леса без
добычи. На урочище ровным квадратом стояли вместительный армейские пала



Назад